≈вгени€ ћайорова — уполномоченный по правам ребЄнка в „ел€бинской области
≈вгени€ ћайорова — уполномоченный по правам ребЄнка в „ел€бинской области

≈вгени€ ћайорова с 2011 года руководит движением, которое помогает дет€м с онкозаболевани€ми. ј ещЄ у неЄ есть лична€ истори€ борьбы. ƒочь в детстве болела раком, от онкологии скончалась мама. ќ том, стоит ли быть честным с больными и пр€мо говорить, сколько осталось жить, ≈вгени€ ћайорова рассуждает в своей колонке.

 онечно, € была к этому не готова.

я пришла поговорить с врачом о том, как прошла операци€ у моей мамы, получить рекомендации. я была уже достаточно грамотна в общении с докторами после того, как практически год провела в детском онкогематологическом центре...

— Ќесколько мес€цев, — так сказал мне врач, при€тный молодой мужчина. — Ёто рак, метастазы везде. 

ѕрошЄл только мес€ц со дн€ окончани€ основного лечени€, мы только-только вернулись с дочкой домой.

”жас, боль, отча€ние... я пришла домой и выла от беспомощности.

я подумала, не стану этого говорить маме. «ачем ей знать о том, что она умирает? ¬друг случитс€ чудо, вдруг она выздоровеет. » вообще как можно сказать?

¬ общем, мы не стали ей говорить. ћы жили в таком заговоре молчани€.

” нас было только несколько мес€цев, которые мы могли провести вместе, с самым близким и родным человеком на всЄм свете... ѕоговорить обо всЄм, поплакать, посме€тьс€... ћы бездарно его потер€ли, и этого времени больше не вернуть.

Ёто то, о чем € жалею навсегда, эта боль осталась во мне и вс€кий раз резонирует, когда ко мне обращаютс€ за поддержкой в похожей ситуации. ћо€ мама умерла от рака поджелудочной железы 25 декабр€ 2002 года. ћне был 21 год.

ќчень страшно быть честным в такой ситуации, смотреть в глаза близкому человеку, плакать и говорить что-то... но быть р€дом. ¬ конце концов мы всегда плачем по себе, ведь мы остаЄмс€. » мы боимс€ не выдержать этой боли. ’от€ именно в этой честности и открытости очень много энергии, чем больше мы себ€ так «защищаем», тем больше травмируем.

 о мне регул€рно обращаютс€ люди, чьих близких уже не спасти, и они не знают, как себ€ «правильно» вести, как реагировать, нужно ли сказать. я всегда спрашиваю: «ј ты бы как хотел, если б умирал, знать об этом или нет? »меть возможность попрощатьс€, доделать то, что нужно?» ћогу сказать, что люди всегда знают, когда умирают. ƒети всегда знают о том, когда умирают. » они тоже молчат. ѕочему? ќни жалеют нас. Ћюбовь и про€вл€етс€ вот в таких испытани€х, когда самое сложное быть р€дом.

ј еще жизнь — это про сейчас. ≈щЄ неизвестно, кто первый. —ейчас мы живем, и любим, и любимы! Ќу и хорошо!

—огласны с автором?

јвторизируйтесь,  чтобы проголосовать ќпрос завершен ¬ы успешно проголосовали! –езультаты будут опубликованы по завершении опроса.
  • ƒа
  • Ќет
  сожалению, ваш браузер сильно устарел и не поддерживает технологию голосовани€