21 сентября вторник
СЕЙЧАС +3°С

Верховный суд «простил» вынужденное ДТП на встречке. Выясняем, чем это обернется для водителей

Водитель Volkswagen уворачивалась от опасно маневрировавшей «шестерки»

Поделиться

Верховный суд принял необычное решение по ДТП ВАЗ-2106 и автомобиля Volkswagen

Верховный суд принял необычное решение по ДТП ВАЗ-2106 и автомобиля Volkswagen

Поделиться

Год назад автомобилистка Ирина стала участницей крайне неприятного ДТП: она ехала на своем Volkswagen по двухполосной дороге, когда внезапно от правой обочины начал разворот ВАЗ-2106. Уходя от опасности, Ирина вывернула на встречную полосу через сплошную линию, но избежать удара не удалось. В результате ее обвинили в выезде на полосу встречного движения и выписали штраф в 5000 рублей. Ирина дошла до Верховного суда, который недавно отменил решения низших инстанций. По мнению автоэксперта, это может повлиять на судебную практику в отношении подобных ДТП.

Поделиться

Почему этот случай значим


До сих пор разбор таких аварий часто противоречил здравому смыслу. С обывательской точки зрения в любом ДТП всегда виноват провокатор, который не уступил дорогу автомобилю с приоритетом. Но в реальности часть вины нередко возлагают и на второго водителя, в том числе из-за пресловутого пункта 10.1 ПДД, который требует прежде всего тормозить при обнаружении опасности для движения.

— Фактически он запрещает маневрирование, — поясняет автоюрист Юрий Панченко. — Когда торможение от наезда уберечь уже не может, имеет место аварийная ситуация, то есть от ДТП может спасти только маневрирование. Но проблема в том, что если такие маневры привели к нарушению правил или дополнительному ущербу, ответственность за них возлагается на «автора» — такова практика судов.

Что и произошло с Ириной: несмотря на вынужденность выезда на встречную полосу, мировой судья вынес в отношении нее постановление по части 4 статьи 12.15 КоАП. Этот подход настолько закрепился в российских судах, что среди водителей и инспекторов появилась даже аксиома: тормози, а если не помогает — бей виновника, но не пытайся его обрулить.

Вопрос о том, оправданно ли маневрирование в аварийной ситуации, очень спорный и зависит от конкретной расстановки сил. Но как минимум такая реакция водителя естественна: в большинстве случаев попытка объехать угрозу — это рефлекторное действие.

И дело, кстати, не только в назначении штрафа за подобные действия. Если водитель признаётся нарушителем правил, это влияет как на размер компенсации по ОСАГО, так и на решения гражданского суда о возмещении ущерба. Поэтому оспаривание административного протокола является принципиальным моментом.

Что спасло Ирину


Верховный суд РФ учел объяснения Ирины и приведенные ею доказательства, что ВАЗ-2106 вывернул под нее в слишком внезапной манере. Тем самым судья снял с Ирины обвинение в нарушении пункта 10.1 ПДД. Цитируем материалы суда: «Своими действиями при совершении маневра разворота [водитель ВАЗ-2106] ввел ее в заблуждение, что не позволило ей поступать в соответствии с требованиями пункта 10.1 Правил дорожного движения».

Ирина пояснила суду, что объезжать препятствие справа она побоялась, так как могла потерять контроль над машиной и перевернуться. В результате суд признал маневр Ирины вынужденной мерой, к которой она прибегла в состоянии крайней необходимости. А это, согласно статье 2.7 КоАП, освободило ее от ответственности.

Что такое крайняя необходимость


Этот термин интуитивно понятен, но при разборе административных дел используется редко. Юрий Панченко объясняет:

— Негласная позиция судов в том, что если дать водителям волю, они любое нарушение будут подводить под понятие крайней необходимости, поэтому при рассмотрении таких дел статью 2.7 КоАП используют нечасто.

Статья 2.7 КоАП РФ. Не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

Однако существуют ситуации, когда понятие крайней необходимости оправданно. Юрий Панченко уточняет, что если дорожно-транспортная ситуация квалифицируется как аварийная, с водителя снимается обязанность тормозить исключительно по прямой, потому что это не позволяет избежать столкновения. Но решение вопроса о том, была ли ситуация аварийной или просто сложной, нередко требует сложных процедур, включая экспертизы:

— Если, например, автотехническая экспертиза придет к выводу, что водитель имел возможность выполнить требование пункта 10.1 ПДД и остановиться, его маневры, повлекшие нарушение правил и ущерб, могут быть поставлены ему в вину, — добавляет эксперт.

Меримся ущербами


В понятие крайней необходимости входит соотнесение ущерба: фактического и того, что мог бы возникнуть, если бы водитель отказался от попыток увернуться.

— Если судья придет к выводу, что вред, нанесенный маневрированием, оказался меньше того вреда, что возник бы при торможении по прямой, то да, водителя могут избавить от ответственности, — говорит Юрий Панченко.

В большинстве критических ситуаций времени на оценку потенциальных последствий попросту нет, а все действия носят характер автоматизмов. Но в любом случае хорошо, если суды начнут учитывать вынужденный характер некоторых маневров. Но будут ли?

— В России не прецедентное право, и судьи часто говорят, что нет двух одинаковых дел. Однако решение Верховного суда РФ всё же служит ориентиром для остальных судов, поскольку существует принцип единообразной практики, — заключает Юрий Панченко.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter